(no subject)

Издательство "Достояние", в котором я теперь тружусь, предлагает всем желающим издать книгу стихов, прозы или воспоминаний, в бумажном или электронном виде, а также поучаствовать в альманахе "Время вспоминать".

Телефоны" (972) 77-424-6165, (972) 522-403117. Адрес электронной почты: a.dostoyaniye@gmail.com





В интервью, отрывок из которого помещен на сайте издательства, директор Александр Кучерский объясняет, чем мы отличаемся от других книгоиздателей. "Достояние" гарантирует своим клиентам профессиональную редактуру в сочетании с чутким и бережным отношением к автору, его чувствам и его слову. Существуют также "дополнительные опции", о которых можно почитать здесь:

https://kniga-book.com/80/%D0%BE%D0%B1-%D0%B8%D0%B7%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5

* * *

Испокон веков среди гор и неба
Мнемозина прятала тайну власти
И вдыхал торжественный дактиль Феба
Ядовитый пар из драконьей пасти.

А теперь священный треножник сломан,
Наше дело впредь - пустяки да игры.
Ничего уже не изменишь словом,
Навсегда распряжены кони Индры.

Мы в долгу у всех и кругом повинны,
И за нас решают немые слуги,
Кто пером коснётся звучащей глины,
А кому скрипеть на гончарном круге.

А когда закончится наша пытка,
Прекратятся огненные спирали,
Нам достанется капля того избытка,
О котором мы чёркали и стирали.

* * *

Слава зыбкому дну под ногами,
Ясному невезенью, -
На секунду мы стали богами,
Увидели небо и землю,

И сухую траву полевую,
И рыб среди лодок, -
Не сочту и не поименую
Потерь и находок.

И слова, что царапает грифель
На осколках сосуда,
Предрекают, что гибель
Пролетит наподобие чуда

Над пустыней и выжженным садом,
Над унылым прибоем
И поманит спасительным взглядом
В тишину, за собою.

С побережья, омытого пеной,
Поглядим на себя, улетая,
И над шумной печалью вселенной
Мелькнёт невесомая стая.

Мелодии зимы

Что ни утро, медленная пытка
Пробками и ливнем ледяным,
Будто бесконечная улитка
Ползает под небом водяным.

Непрерывно образы меняя,
Увязая в пёстрой толкотне,
Шумная материя дневная
Булькает в распаренном котле.

Но когда мучительно и криво
Ночь на камни мокрые легла,
Закоулки разума накрыла
Неземная музыка и мгла.

* * *

В густой ночи скрипят и вязнут
Колёса медленных веков,
И в темноте горят и гаснут
Глаза мгновений-светляков.

Во власти их огня и танца
Осуществился город сей.
Я видел их и жив остался,
Как видел Бога Моисей.

Но после блеска жизни скудной
Мы все потянемся за той
Необъяснимой, неотступной
И ненасытной темнотой,

Где время обнимает крепче,
Тропинка видится едва
И под ногами что-то шепчет
Инопланетная трава.

* * *

Блестит ночное полотно
Роями золотистых пчёл,
И тот, кто выглянул в окно,
Все письма космоса прочёл.

Слова не знают, где найти
Согретый звёздами ночлег,
Скользят по Млечному Пути
Колёса мировых телег.

В тревожном сне материков
Звенят, как струны, провода,
И у скалистых берегов
Вскипает тёмная вода.

Ночь - как хозяйка у стола.
Вино, которое мы пьём,
За тонкой сеткой хрусталя
Подкрашено другим вином.

Не будем смыслами играть,
Глотнём из самой глубины,
А там уже не разобрать -
Мы этим или тем пьяны.

* * *

На протяжении худых и жирных лет
Привыкли слово брать из рук вы.
Язык молчания - попробуйте на свет
Его невидимые буквы.

По шумным волнам времени плывя,
Мы этим языком толкуем с Богом,
Как бусы Акшары, похожие слова
Перебирая слог за слогом.